Наша Победа. Моя история

      Великая Отечественная война закончилась 70 лет назад. Мало осталось живых свидетелей той Великой Победы. Но мы должны помнить, беречь и передавать из поколения в поколение истории своих родственников, воинов-освободителей.

      ООО «Газпром межрегионгаз Саранск», следуя примеру ОАО «Газпром», разместило на своем сайте рассказы сотрудников компании, чьи родственники воевали на этой войне. Для тех, кто захочет ознакомиться с другими историями, сообщаем ссылку - http://www.myvistory.ru/.

 

Асташкин Сергей Васильевич

Сержант

 

    Мой дед, Асташкин Сергей Васильевич, родился в 1913 году в мордовском селе Пяркино Белинского района (Чембарского уезда) Пензенской области (Пензенской губернии). Отслужил срочную службу на Дальнем Востоке. А в 1939 году был отправлен на свою первую войну - Советско-финскую.

       По возвращении в родное село в 1940 году взял в жены девушку из соседнего села, Устинью. Но недолго продолжалась их семейная жизнь. В 1941 году дед снова встал под ружье. Сержант Сергей Асташкин был призван Поимским военкоматом на фронт Великой Отечественной в 313-й стрелковый полк командиром отделения станковых пулемётов. Так дед оказался на своей второй войне.

    Самыми тяжелыми для него были воспоминания о боях в Керчи и Новороссийске летом 1942-го. В архивных документах удалось найти запись о том, что «4 сентября 1942 года Асташкин Сергей Васильевич пропал без вести в районе Новороссийска». Он был 986-м в этом списке не вышедших в тот день из боя красноармейцев. Потери 77-й стрелковой дивизии, в которой воевал мой дед, за время обороны Новороссийска составили убитыми, ранеными и пропавшими без вести 6810 солдат и офицеров.

     Как оказалось позже – сержант Асташкин выжил. А тогда моя бабушка, с первенцем на руках, целых два года ничего не знала о местонахождении мужа.

     В том бою дед попал в плен. Раненный, он не смог оказать сопротивления. Видимо, «в рубашке родился», потому что не был убит при захвате. Потому как тяжело раненных фрицы добивали на месте. Пленных солдат погрузили на теплоход, который взял курс на Румынию. И когда корабль, перевозивший военнопленных с охранниками через Черное море, разбомбили с воздуха, и он затонул, дед выжил, выплыл на берег с такими же, как сам, счастливчиками. Большинство тогда утонули. А он оказался в концлагере №6, который располагался в румынском городе Калафат.

     Потом несколько раз пытался бежать из плена. Спустя два года после пленения, в августе 1944-го, ему это удалось. К тому времени Армия-освободительница уже была в Европе. Дед вновь встал в ее ряды. Победу он встретил в Будапеште. Демобилизовался в ноябре 1945 года.

     В послужном военном списке Асташкина Сергея Васильевича - четыре тяжелых ранения в боях за освобождение Югославии и Венгрии, медали «За отвагу», «За освобождение Белграда», «За взятие Будапешта», «За победу над Германией», ордена «Великой Отечественной войны» II степени, «Славы» IIIстепени и много других наград.

    Жена Устинья родила ему восьмерых детей, которых они воспитали и вырастили достойными людьми. За долголетний и добросовестный труд дед был награжден медалью и званием «Ветеран труда».

      До конца жизни он не смотрел фильмов о войне и не поощрял тех, кто хвастался своими подвигами. А на все вопросы о его фронтовом прошлом отвечал, что лучше бы никогда и никому не увидеть и не испытать того, что пережил он. Так и ушел из жизни в 1992-м году, не сказав многого о той Великой освободительной войне.

     Я горжусь своим дедом и верю, что подвиг таких же, как он солдат, никогда не будет забыт!

 

Александр Костин

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Бакшаев Николай Антонович

 

     Мой дядя, Николай Антонович Бакшаев (родной брат моей мамы), героически погиб 21 мая 1942 года, защищая Ленинград.

     Родился он в 1921 году в деревне Пиченейка нынешнего Атяшевского района Республики Мордовия. На действительную военную службу в ряды Красной Армии был призван 15 октября 1940 года. Служил в Ленинградской области в отдельной разведроте пограничной бригады. Был очень доволен, ведь в 1912-1915 годах в этих местах служил его отец - Антон Андреевич Бакшаев (мой дедушка).

     Дедушка в Первую мировую войну тоже ходил в разведку. И был у него, как он позже рассказывал родным, такой случай. Ему и его сослуживцу приказали взять «языка», чтобы получить от него сведения о намерениях противника. Благополучно миновав передовую и углубившись в тыл неприятеля, на лесной дороге увидели офицера и троих солдат у автомашины - та, видимо сломалась. Проявив смекалку (создали видимость, что их много), взяли обезумевших немцев без единого выстрела. За это мой дедушка, Антон Андреевич Бакшаев, был награжден Георгиевским Крестом. Он был сильным человеком. В кулачных боях, проходивших в селе, побеждал всех, а в армии был ротным запевалой. Детям своим всегда говорил: «Живите по правде».

     Николай унаследовал его характер и смелость. Тоже был сильным и боевым, в кругу друзей - лидером, веселым и добрым человеком. Друзья тянулись к нему.

     Николай Бакшаев защищал Ленинград. Неоднократно ходил в разведку во вражеский тыл. За смелость и решительность был представлен к медали «За отвагу». Но 21 мая 1942 года он героически погиб. Похоронен в г. Сестрорецке, рядом с могилой Героя Советского Союза Андрея Коробицына.

     Моя мама хорошо помнит, как рыдали родители, когда получили похоронку на Николая. Дом был полон родных и соседей. Все выражали сочувствие. Плакали они до глубокой старости, периодически перечитывая присланные им с фронта письма.

     Письма сохранены. И беря их в руки, до сих пор невозможно сдержать слезы после первых же строк.

 

    "Мы дали клятву..."   (письмо с фронта)

      Добрый день! Здравствуйте, Тятя и мама. Шлю я вам свой сыновий привет и самые наилучшие пожелания в вашей жизни и вашем здоровье. Также шлю братский привет сестре Таисии Антоновне и брату Алексею Антоновичу.

      Тятя, живу на старом месте, защищаем колыбель революции, наш главный город Ленинград. И мы дали клятву, что ни одна нога фашиста не ступит на улицы города Ленина.

      Тятя, я жив и здоров, покамест, жизнерадостно бодрствую. Тятя, мне это отчасти забавно, ведь я дома тоже был воинственный человек. Ну, как говориться, или то, или другое. Или будете меня поминать, либо приеду с наградой и героем.

 

      До свидания. С приветом, Николай

 

 

 

 

 

 

 

 

    "Я прошу вас мужаться..."   (письмо с фронта)

 

        Здравствуйте, Антон Андреевич!

     Извещает Вас военный комиссар подразделения, в котором служил Ваш сын Николай Антонович Бакшаев, погибший смертью храбрых в борьбе с германо-финским фашизмом.

       Антон Андреевич! Тяжела утрата для нас нашего боевого товарища Николая, еще тяжелее она  для Вас.

       Кто такой был Николай Бакшаев у нас в подразделении? Это  один из мужественных, смелых и отважных бойцов. Мы все восхищались его мужеством, так как он был первым там, где была угроза и опасность другим товарищам, вот за что мы его так любили и ценили.

...

       Антон Андреевич! Не будем печалиться и плакать, сейчас не такое время, надо помнить, что мы защищаем Родину-мать от подлого врага, и война вырывает из наших рядов молодых, отважных и мужественных юношей, каким был и Николай Бакшаев.

       Коля пошел в разведку, его сердце сразила фашистская пуля, хотя перед этим он не один раз громил вражеские тылы и штабы. Коля умер как герой, честно выполнив данную им присягу перед Родиной, отдав за любимую Родину жизнь.

       Антон Андреевич! Враг еще силен. Крупные бои еще впереди и еще будут жертвы - война без жертв не обходится.

       Вас я прошу мужаться и не тосковать. Работайте крепче, помогайте в тылу ковать оружие для Красной Армии. Победа над врагом близка. Скоро вы увидите, как зардеют красные знамена над освобожденной землей Советского Союза, временно захваченной немецкими фашистскими войсками».

       С товарищеским приветом военком роты связи, старший политрук Бабейков С.М.

 

       Мой отец, Егорушкин Дмитрий Андреевич в 1964 году нашел могилу Героя Советского Союза Андрея Коробицына и рядом братскую могилу погибших красноармейцев в боях за Ленинград. Почтил их память.

 

Андрей Егорушкин

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

 

Болзин Иван Архипович

Младший лейтенант

  

      «Родился я 27 августа 1925 года в селе Надеждино Ельниковского района Мордовской АССР в крестьянской семье.

        В 1942 году поступил в Краснослободский техникум на агронома, но учиться не пришлось, так как 7 января 1943 года был призван в армию. До 1 мая 1943 года находился в Навашинских лагерях Горьковской области, затем служил во  Владимирской области, откуда в июле 1943 года был отправлен на фронт.

        Наш эшелон с новобранцами прибыл в Курск, который был только освобожден. Жуткая картина предстала перед нами - город горел и был весь в руинах. Я был назначен в пехоту во взвод автоматчиков. Так для меня началась война. Мы делали ежедневные марш-броски на 30 и более километров. На сближение с противником нам приходилось идти чаще ночью, так как немецкая авиация контролировала все дороги, и мы неоднократно попадали под бомбежку. Так изо дня в день, с боями, наши войска продвигались вперед.

       У местечка Путивле наши танки вели бои, очищая дорогу нам, пехоте. Командование получило приказ форсировать реку Сейм. На рассвете мы перешли реку вброд.

       У населенного пункта Поповка наш взвод был направлен в разведку. Село большое, с церковью, проложена хорошая дорога по улицам. Немцы, как принято, уходя, увозили все ценное с собой. Оставалась лишь группа захватчиков.

       Командир взвода приказал захватить немцев в плен. Мы стали приближаться, но немцы, заметив нас, стали отходить, укрылись в овраге, заросшим густым кустарником. Мы преследовали врага: основная группа шла по дну оврага, а два расчета пулеметчиков - по его склонам. Я и несколько бойцов с пулеметом, пригибаясь, пробирались по левому берегу, засеянному просом. Оно выросло очень густым, высоким.

       Немцы решили атаковать нас и открыли огонь. Их оказалось значительно больше, чем мы предполагали. После ожесточенной схватки с врагом пулеметчик, младший сержант Исаков, получил ранение, я помог ему схорониться в овраге. Взяв его пулемет, я доложил командиру взвода, что справа от нас показались немцы, которые находились, как потом стало известно, в засаде, а с фронта немцы пошли в атаку. Последовала команда: «Контратаковать!». Вскоре командира взвода ранило, и он приказал отходить, а мы, два пулеметчика, должны задержать противника огнем. Товарищи уходили, а мы отстреливались, немцы, смекнув о своем численном превосходстве, перебежками продвигались ближе, теснили нас. Через некоторое время замолк пулемет товарища, кончились патроны. Я как мог, отстреливаясь, держал противника на расстоянии. Ко мне подбежал сержант и сказал: «Кончай стрелять, мы окружены». Я выпустил последний магазин в немцев и стал отходить. Недалеко заметили раненного в ногу командира отделения, забрали его, но отступать было некуда. В тылу, куда мы направились, был сильный бой. Мы перешли небольшое болото и стали перевязывать раненого товарища. Бой постепенно стихал, раздавались лишь отдельные выстрелы из автоматов. Вскоре все затихло, и немцы отступили. Наступила ночь, и мы смогли вернуться в свою роту.

       Во взводе нашем остался один помощник командира и я. Но на оборону нам отвели место как на весь взвод. Хорошо, что немцы не рисковали атаковать, а все больше отстреливались.

       Между короткими передышками наше командование снова сформировало первый взвод из подошедшего пополнения. Во взводе – три пулемета и автоматы. Я снова стал вторым номером пулеметчика. В одном из ожесточенных боев при наступлении погиб пулеметчик, и я принял его оружие. Наступление Советской Армии фашистам уже трудно было остановить. Но враг был еще самоуверен, делал отчаянные попытки захватить инициативу. Продолжались жестокие бои за каждый взятый рубеж, каждую высоту. Потери были большими с обеих сторон. После нескольких тяжелых боев от взрыва снаряда я был ранен в ногу и временно потерял сознание.

       Лечился в полевом госпитале под Конотопом. Раненых было очень много, в сараях все не могли помещаться и некоторые находились под открытым небом, в том числе и я. В госпитале мы встретились с односельчанином - Масловым Николаем Архиповичем. Он был ранен в бедро. Поделились новостями и друг от друга кое-что узнали про родные места.

       В октябре 1944 года я был выписан из госпиталя и направлен на фронт. В Дарнице стоял штаб 1-го Украинского фронта, где я встретил сослуживца, командира взвода, старшину. Он посоветовал вернуться в свою 60-ю армию, которая в то время находилась в городе Остер. По прибытии в 60-ю армию после ряда боев у меня открылась рана и меня определили в спецроту по охране штаба, где спать приходилось всего три часа. Впоследствие в составе 60-й армии я прошел всю Украину и большую часть Польши.

       В декабре 1944 года по приказу Сталина с 1-го Украинского фронта было отправлено в военное училище 3 тысячи человек. В января 1945 года я стал курсантом военного училища, расположенного в Бузулуке. Закончил училище в 1946 году, 8 месяцев работал командиром взвода и был уволен в запас младшим лейтенантом.

       После демобилизации в 1947 году вернулся в родные края, в село Надеждино. Стал рядовым колхозником, выполнял самые разнообразные работы в коллективе «Путь Ленина».

       Награжден орденом «Отечественной Войны» II степени, медалями «За Победу над Германией», «Ветеран Труда», «За доблестный труд», и множеством других наград.

       Выйдя на пенсию, я был приглашен работать учителем начальной военной подготовки в Надеждинскую среднюю школу. Проработав еще два года, окончательно попросился на отдых, уступив место коллеге.

      С 1949-го и до 2010 года, опорой и поддержкой для меня была жена, Мария Андреевна. Во время войны, еще до замужества, она работала трактористкой и комбайнером, в совершенстве владела в то время сельскохозяйственной техникой. Пахала, сеяла, растила хлеб, урожай как для защитников Отечества, так и для тыла, для скорой победы над врагом.

       Мы вырастили четверых детей, все имеют высшее образование, работают во благо России. Уже и шестеро внуков закончили ВУЗы, работают. Не забываю, конечно, и о правнуках - их четверо, которые пока что посещают детские сады и школу, но, думаю, что примерными гражданами обязательно станут.

        Время неумолимо идет, года проходят, и каждый обязан достойно прожить и оставить добрую память о себе грядущему поколению».

 


Воспоминания фронтовика,

родственника записал

Михаил Юшин

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

 

 

Васин Николай Иванович

  

     «Да, война забрала у нас много чудесных людей», - говорил нам мой дед Николай Иванович Васин. Сам он попал на фронт в 1943 году, в возрасте 17 лет.

     Мой дедушка родился 12 февраля 1926 года в Ичалковском районе в деревне Ханинеевка в крестьянской семье. В 1943 году был призван в Красную Армию.

     Пройдя все тяготы войны, он умел найти в себе силы еще раз переживать все это и рассказывать нам, детям и внукам. Его воспоминания можно сравнить с кадрами военной кинохроники. А рассказы были не только о войне, но и о жизни в послевоенное время.

     …Сердце предчувствовало разлуку с родным домом, с семьей и близкими людьми. Да и на душе было как-то неспокойно. Что было в его мыслях? Сейчас трудно представить. Наверное, как всякий молодой человек он  хотел любить и радоваться жизни, а что могло произойти через 10-15 дней – передовая, бой, смерть? Возвращались в село раненые фронтовики и рассказывали о боевых сражениях. И те слезы, с которыми он вошел в дом с повесткой, и слезы родных можно и сегодня понять. Кто же хочет убивать и быть убитым? Как трудно идти в смертельный ад, в неизвестность. Он прекрасно понимал, что встретится с опасностями и лишениями, но то, что ему пришлось пережить на самом деле, невозможно даже представить.

     Начинал службу в Горьковской области, где располагался 18-й запасной артиллерийский полк. Здесь же он  и прошел курс молодого бойца, здесь же получил и военную специальность – заряжающий миномета. И в этом же 1943 году был отправлен на 3-й Белорусский  фронт. Так началась его солдатская жизнь.

     Ожесточенные бои не стихали. В июле 1943 года дедушку тяжело ранило. Это произошло в окружении, в которое они попали вместе с товарищем. Им во что бы то ни стало нужно было пробраться к своим и передать важные документы. Выйти из окружения удалось, и раненого дедушку его однополчанин и друг тащил на себе целый день и тем самым спас ему жизнь.

     Дед был отправлен в госпиталь в белорусский город Витебск, где пролечился 2 года, так как ранение было очень серьёзным. Именно там он узнал страшную новость, что его спаситель, его товарищ, с которым они вместе выбирались из окружения, с которым смерти смотрели в лицо, геройски погиб в одном из боев. Всю жизнь дедушка чувствовал себя виноватым, что не смог помочь тому, кто спас ему жизнь, что не был в ту роковую минуту рядом с ним и не заслонил его собой. Слушая его воспоминания,  становилось ясно, мой дед славу себе не искал. О славе не думал. Все мысли были об одном: как бы лучше и быстрее выполнить те задачи, которые командиры ставили перед ним. Если говорить коротко, то все его медали и награды - за выполнение этих задач. Конец войны запомнился солдату Васину на всю жизнь. Победу он встретил в Витебске, а домой вернулся в 1950 году.

     Дедушка всю жизнь проработал водителем. Именно здесь, на родине, нашел он ту, которая стала единственной на всю жизнь, на которой женился - Клавдия Дмитриевна. Моя бабушка стала для него верным и преданным другом, любящей и заботливой женой, подарившей своему супругу 3 сыновей. Их он учил быть добрыми, отзывчивыми и смелыми, готовыми в любую минуту защитить своих родных, друзей, свою Родину.

     Пройдя все ужасы войны, видя смерть своих товарищей, разрушения, голод, усталость, дед все равно оставался всегда жизнерадостным и веселым человеком. Он всегда был честен, справедлив, держал данное им слово, никогда не нарушая обещания. Единственное, о чем он всегда мечтал - это о том, чтобы никогда не было больше войн, чтобы его дети, внуки, правнуки не смогли испытать те страшные ужасы, которые несет с собой война…

     Нашего дедушки, фронтовика, солдата, любимого нами человека нет  вместе с  нами. Он  ушел из жизни 16 июня 2008 года. Его жизнь – это пример беззаветного служения Родине.

     Низкий поклон живущим ветеранам и тем, кто, пройдя по земле нелегкий путь, ушел в мир иной!

 

Марина Васина

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Калташкин Григорий Петрович

 

     Мой дедушка, Калташкин Григорий Петрович, родился в Мордовской АССР, Рыбкинского района в селе Старая Самаевка в ноябре 1925 года. Все его детство прошло на берегах Мокши.

     Он рассказывал, что война началась неожиданно и была безжалостной. Его старших братьев забрали на фронт.

     - Слезы душат, когда вспоминаешь то время, - говорил он, - ведь за каждым именем погибшего солдата личная драма, горечь потери, горе семьи. В 1943 году с учебки меня забрали на фронт в 465-й гвардейский строевой полк. Мне тогда было 17 лет. Освободили Варшаву, а затем и всю Польшу, погнав гитлеровцев в свое логово, – в Германию. В концлагерях, которые находились на территории Польши, в нечеловеческих условиях содержались и гибли от пыток и голода миллионы безвинных людей со всей Европы, в том числе дети, старики и женщины.

     Когда дедушка вспоминал о тех нелегких годах, глубокую грусть и горечь невосполнимой утраты можно было увидеть в его глазах. На долю его поколения выпало много испытаний. И самым страшным из них для всего народа была война – Великая Отечественная. Ведь она, проклятая, никого не обошла – ни одну семью, страшным гнетом прошлась через все судьбы людские.

     Больше всего в моей памяти осталась история, которая произошла с дедом в Прибалтике. Он часто рассказывал ее нам, своим внукам…

     «Весь день шел ливень. Все солдаты промокли и продрогли от осеннего холодного дождя. Мы были голодными и сильно уставшими. К вечеру дождь перестал. Мы стали разводить костры, хотели хотя бы просто согреться и обсушиться. Немного отдохнув, стали осматривать местность. Многие в поисках пищи, ходили по садам и огородам с надеждой чего-то там найти. За холмом – огромное поле, на котором растет капуста. Я такую капусту не видел  больше за всю свою жизнь. Кочаны капусты были таких размеров, что все солдаты были очень удивлены. Не столько удивлены, сколько обрадовались.

     - Вот наше спасение,- говорили многие.

     Мы ели её сырой и думали, почему же жители деревушек не приходят сюда ведь капуста была очень сладкой… Когда рассвело, мы снова пошли за капустой. На поле стоял дед. Один солдат спросил у него, почему же люди не приходят за капустой, ведь её столько много, с приходом зимы всё пропадёт. Дед посмотрел на нас и ответил: «Здесь был детский концлагерь. Эта земля обсыпана детским пеплом…»

     - После этих слов всё желание поесть капусту у нас пропало, - всегда печально заканчивал дед.

     Я часто спрашивала деда, откуда же появилась эта капуста на поле, ведь её надо было посадить, а в то время разве было до нее? На мой вопрос он ответил лишь не задолго до смерти. Он сказал, что это душа каждого погибшего человека.

     В Чехии весной 1944 года мой дед получил тяжелое ранение.

     После Ленинградского госпиталя его отправили во Владивосток, а затем в Японию.

     О своих наградах он рассказывал и показывал их с гордостью: два ордена «Славы», медали «За победу над Германией», «За победу над Японией», «За отвагу», «За боевые заслуги».

     В 2015 году ему исполнилось бы 90 лет…

 

Елена Горина

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Кучеров Николай Егорович

Старший сержант

 

    Все дальше уходят в прошлое годы Великой Отечественной войны, все меньше и меньше остается в живых свидетелей тех страшных событий. Страшных потому, что горе тогда пришло в каждый дом. И тем дороже для нас воспоминания ветеранов, прошедших войну. О Великой войне наше поколение знает по фильмам, книгам и, конечно по рассказам ветеранов. Я часто вспоминаю своего отца - Кучерова Николая Егоровича.

    Родился он в селе Варжеляй Торбеевского района 17 декабря 1925 года. Был старшим из четверых детей в семье колхозников Кучеровых: Егора Ивановича и Елизаветы Ивановны. В 1939 году закончил «семилетку». После окончания школы помогал отцу в артели плотников. Плотницким делом он занимался всю жизнь.

    В 1943 году был призван в армию. Сразу попал в действующие войска. Воевал он в войсках связи.

     В 1944 году при выполнении задания командования в составе разведгруппы отец был взят в плен. А случилось это так. Находясь в тылу врага, наши разведчики не могли связаться со штабом. В условиях сильного тумана, тогда еще 19-летний Николай с товарищем, шли «по кабелю» в поисках повреждения, когда нос к носу столкнулись с вооруженным вражеским патрулем в составе четырех человек…

     В те дни матери в село пришло сообщение о том, что Николай пропал без вести. На обелиске в селе Варжеляй и в послевоенное время еще долго имя Кучерова Николая Егоровича было в списках погибших.

     Находящихся в плену советских солдат использовали для укрепления оборонительных рубежей немецкой армии. 1944 год был годом наступления советских войск. При наступлении пленные были освобождены.

     Отец встретил победу в Восточной Пруссии старшим сержантом.

     За годы войны Кучеров Николай Егорович был награжден орденом и шестью медалями: «За отвагу», «За боевые заслуги», «За взятие Кенигсберга», «За победу над Германией», «За взятие Берлина» (к сожалению, со временем часть наград была утрачена).

    После окончания войны отец служил в Белоруссии в городе Бобруйске на реке Березине до 1949 года. После демобилизации он вернулся в родное село и женился на Девятайкиной Анне Ивановне, совместно с которой вырастили и воспитали троих сыновей.

     Долгое время отец работал заведующим складом в Торбеевском «Сельхозснабе» - организации, снабжающей колхозы и совхозы сельскохозяйственной техникой и запчастями к ней. В мирное время Николай Егорович профессионально занимался легкой атлетикой. На общероссийских соревнованиях занимал призовые места. На первенстве России по легкой атлетике в городе Одессе в 1958 году занял второе призовое место на дистанции 400 метров. Помимо легкой атлетики он занимался гиревым спортом.

     Мой отец, также как и все советские люди, ковал победу во время Великой Отечественной войны. И в мирное время трудился на благо нашей родины и народа.

     И сегодня, спустя 70 лет, мы хотим сказать спасибо вам, которые дали нам шанс – просто жить! Я хочу, чтобы каждый из нас хоть на минуту задумался, использует ли он этот шанс в полной мере? Чтобы когда-нибудь, оглянувшись на прожитую жизнь, с чистой совестью сказал людям, защитившим нашу Родину, что все сделанное ветеранами не прошло даром и никогда не будет забыто, потому что - « ЕСТЬ ПАМЯТЬ, КОТОРОЙ НЕ БУДЕТ КОНЦА»!

 

Виктор Кучеров

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Скоробогатов Константин Федорович

Рядовой

 

    Мой дед, Константин Федорович Скоробогатов, родился ровно сто лет назад в 1915 году в Мариуполе. Кроме него в семье было еще четверо детей: три сестры и брат. Семья какое-то время считалась вполне зажиточной, отец Федор Иванович часто уезжал из дома, работая на стороне. А однажды не вернулся совсем, сгинул где-то на Дальнем Востоке. Его жене, Екатерине Петровне, пришлось нелегко. Маленькая худенькая женщина, как могла, тянула на себе своих малолетних детей. Семье пришлось ютиться по родственникам. Екатерина Петровна умерла совсем молодой от чахотки. Мой дед остался на попечении своих старших сестер.

    В Мариуполе была церковь. Дед рассказывал, что помнил каждую зазубрину на полу в этой церкви, знал, кто, в какой обуви приходит, ведь прося милостыню, он не поднимал головы. Страшный голод и нищета преследовали сирот. Маленький Костя вынужден был побираться  по соседним селам. Однажды его чуть не забили до смерти мальчишки постарше, из-за котомки с сухарями.

    Если сказать, что детство моего деда было трудным, это значит не сказать ничего. Странно, но даже о том периоде своей жизни он рассказывал с присущем ему юмором. Он был очень мудрым человеком, сильным, неунывающим, находчивым, душой любого коллектива.

    Когда ему исполнилось 18 лет, его призвали в ряды Красной Армии. Он стал служить на флоте. Для него, вырвавшегося из нищеты и голода, армия была как награда. Красивая форма (да и вообще просто своя одежда), еда. Он был бравым моряком, и ему это нравилось! Если бы не война. Для деда она началась в 1939 году – Советско-финская.

    Дед рассказывал, что огромные расстояния преодолевали на лыжах. Ему, сельскому мальчишке, который обувь-то обул только в армии, на лыжах было, мягко говоря, непривычно. Одной из его баек была та, как один солдатик на лыжах, догнав командира, просил, можно ли ему без лыж бежать. Этим солдатиком был, конечно, он.

    Эта была первая война моего деда, о которой он не любил рассказывать. Хотя и о Великой Отечественной он тоже не говорил. Служил с самого первого дня. Был призван Суоярвским РО НКВД. Так написано в сохранившемся листочке из медальона.

    Сегодня я с сожалением думаю, почему не расспросила своего деда подробнее. Ведь рядом была живая история. По крупицам собирала то, что помнят тетки. Одна из его дочерей  вспоминает, что часто задавала отцу вопросы о войне, а он отвечал, что не может об этом говорить, ком подступает к горлу. Ни слова о боях, о смерти, о жестокости, только рассказывал солдатские байки. Но даже по ним можно было догадаться, какими силами далась победа. Зимой спали, зарываясь в снег, а дежурный каждые пять минут бил по ногам, чтобы спящий переворачивался, и не замерз.

    Дед прошел от первого дня войны до последнего без единого ранения. Будто заговоренный. Домой вернулся только в начале 1947 года. Спустя годы он вспоминал, что по приказу главнокомандующего Тимошенко форму оставили вновь прибывшим молодым солдатам, а сами возвращались счастливые, но полуголыми. Однако дома ждали их любыми. У бабушки Анны с дедушкой рождаются один за другим пятеро дочерей.

    В наследство от деда мне досталось четыре общих тетради, исписанные мелким почерком в каждой клеточке. Это его многолетние записи о погоде, о том, когда и сколько они заготовили корма для скотины, когда должны пороситься свиньи, и о всякой другой бытовой мелочи. Когда, после его смерти, я прочитала все эти записи, то была несколько разочарована. Хотелось найти там воспоминания о войне. Но только спустя время, я поняла - мой дед хотел любыми способами забыть о пережитом ужасе. Забыть про горы замерзших трупов, за которыми укрывались от пуль, о смерти товарищей, о нечеловеческих страданиях, о страхе, о боли, о грохоте снарядов. Забыть об этой ужасной войне.

    Д. Гранин в одной из своих статей пишет, что победа наших войск в Великой Отечественной войне  - это чудо. Чудо, что моего деда ни разу не ранило, и он стал победителем. Да, это чудо! Но ведь он вымолил, выстрадал эту ПОБЕДУ. Как и миллионы таких, как и он, переживших голод, холод, нищету, потери. Это было великое поколение, которое не признавало своего величия и героизма.

 

Лариса Устимкина

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Уткин Григорий Владимирович

Рядовой

 

    Помнить о войне – значит тревожить старые раны, но иногда упоминание о тех далеких годах способствует их  заживлению. Многие из нас знают о ней понаслышке: по фильмам и книгам, рассказам дедушек и бабушек. Пройдут годы, десятки, сотни лет, но никогда не сотрется из памяти потомков подвиг народа, который выстоял и разгромил фашистскую Германию.

    Мне хотелось бы, чтобы память о моем деде Уткине Григории Владимировиче, простом солдате, не затерялась маленьким осколком в нашей великой истории. А жить ему довелось в непростые годы.

    Мордовская глубинка 30-х годов… В соседнем со Старым Шайговом селе Летки полным ходом идет базар. Многие крестьяне продают свои излишки. Молодые люди со всей округи едут на базар еще и присмотреть себе невесту-мордовочку. Молодой учитель Григорий Владимирович Уткин - статный, красивый в красной рубахе, приметил красавицу с тугими черными косами Татьяну. К осени сыграли свадьбу. Семья Уткиных жила в достатке, поставили новую избу, родились дети: Прасковья, Зоя, Николай, Анатолий, Виктор. Деду предложили возглавить районную газету «Трудовая правда». Все складывалось удачно, как в семье, так и на службе. Прасковья успела уже и в школу пойти. Живи и радуйся! Но внезапное известие о войне все изменило.

    22 июня 1941 года…

  Как много в этой дате слез и страданий, печали и покалеченных судеб, разлук и смертей. Вошла злодейка-беда и в мордовскую деревню. Получили братья деда повестки на фронт, а с ними многие другие мужики, только деду дали бронь. Но не в его характере было прятаться в тылу. Он добровольцем отправился на фронт в составе 326 Рославской Краснознаменной дивизии, которая формировалась с 31.08.41 по 27.09.41 в селе Арх-Голицино Рузаевского района и в других местах Мордовской АССР. Эта дивизия называлась «мордовской», потому что 70% всего состава имела национальность «Мордвин». Дед писал, что до Пензы они дошли пешком, уже стукнули морозы, да и с продовольствием было туговато, но они все равно рвались в бой...

    Дед отправился на фронт, а дома с бабушкой остались 5 детей, старшей десять, а младшему и года нет. Было голодно и холодно. Ели лебеду, от которой дети пухли, зимой почти каждый день ходили в лес за хворостом. Подспорьем в хозяйстве служили корова и куры, но продовольственные налоги были настолько велики, что в семье почти ничего не оставалось: ни молока, ни яиц. Бабушка со старшей дочерью работали в колхозе, несмотря на то, что младший ребенок был еще грудным. В поле таких грудничков клали на повозку и закрывали накидкой от солнца, а женщины работали.

    О холодных зимах моя мама, Зоя Григорьевна, вспоминала: «Осталось от отца большая овчинная шуба, и ею нас мать на печке всех накрывала,  в избе было прохладно, а под шубой тепло. В те времена очень часто на ночлег останавливались беженцы и попрошайки, и как бы голодно нам самим ни было, мать всегда их принимала. И вот в один такой вечер попросились на ночлег две женщины с детьми, мать уложила детей вместе с нами на печку. Да вот беда, дети оказались вшивыми, вши быстро переселились в мех шубы. Беженки ушли, а через некоторое время пришлось и овчинную шубу выбросить...»

    Мама говорила, что больше всего радовались они письмам с фронта. Дед писал, что бьют фашиста, спрашивал, как дети, как мать одна справляется со всеми делами? Дивизия деда к октябрю 1942 года получила приказ провести наступательные бои и прорвать сильно укрепленный участок обороны противника в междуречье Васельки-Холм-Березуйский и Гредякино. Выполнив задачу, дивизия нанесла большие потери противнику, но и ее потери за эту операцию составили 911 человек убитыми и 2 449 ранеными. В этом наступательном бою 30 ноября 1942 года погиб и мой дед, рядовой Уткин Григорий Владимирович. Захоронен он в деревне Аристово Сычевского района Смоленской области.

    Остались детки сиротами, а моя бабушка вдовой.

    Моя мама всю свою жизнь помнила об этом черном дне. Каждый год она 30 ноября  пекла мордовские блины, чтобы собрать свою семью и помянуть  деда. А 9 мая ежегодно она приходила на парад к обелиску погибшего солдата.

    Я как-то ее спросила: «Мам, тебе же можно и не пойти на парад, а ты идешь?

    - Я не могу предать память отца и вам наказываю: помните! Помните о том голоде, холоде, страхе, который мы, дети войны, перенесли! Оставшись без отца, я не смогла окончить школу, потому что у нас лапти были одни на двоих, и было так голодно, что и двигаться было в тягость, а какой труд выпал на наши детские плечи. Нас, детей, отправляли на Хованщину с пудом семенного зерна на спине за 30 км пешком. Всех детей мать сохранила. Тяжелее всего было после войны. Мы ждали: вот война закончится, и все наладится, да не тут-то было, все хозяйство страны было разрушено, да и люди измождены.  Только взаимная выручка да доброта нас спасла, как бы ни тяжело было женщинам, они всегда пели и не унывали. Мы выстояли! Всем врагам назло!».

    Вот такое у меня «письмо Победы». Хоть не дожил мой дед до 9 мая 1945 года, я считаю, что он победил на той войне. Память о нем до сих пор жива и будет жить!

 

Елена Дудорова

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Мартьянов Петр Алексеевич

Командир танка

 

    Наш дедушка Петр Алексеевич Мартьянов (на фото в военной форме) родился 9 июля 1923 года в селе Шандрово Лукояновского уезда Нижегородской губернии в крестьянской семье. После семилетки поступил в Лукояновский ветеринарный техникум. «Лечить скот на фермах родного колхоза и у сельчан - хорошее дело», - считал он. Но война помешала его планам. 19 июля 1941 года комсомолец-первокурсник Петр Мартьянов добровольцем ушёл защищать Родину и был направлен на учёбу в танковое училище.

    Учился дед упорно, с большим старанием, знал, что в боях будет трудно. В апреле 1943 года в звании лейтенанта был направлен командиром танка в третью гвардейскую танковую армию, в 53-ю бригаду.

    В это время на Украине готовилась большая операция по освобождению Киева. В районе боевых действий советское командование сосредоточило значительные силы пехоты, артиллерии, танков, авиации. Когда смотришь на карту, кажется, что дед прошел вроде бы и не длинный боевой путь - от города Сумы через Днепр до города Фастова, что южнее Киева. Но боевыми эпизодами и событиями этот путь был насыщен до предела.

  Немцы укрепили правый берег Днепра и имели в этом районе значительные силы. С ходу, «в лоб», большой город взять было невозможно. Только обходными маневрами, с юга и севера, можно было его захватить в клещи. Южнее Киева на правом берегу Днепра наши пехотинцы захватили плацдарм. На помощь им под покровом темноты удалось переправить три «тридцатьчетверки». Командиром одного из танков был мой дедушка.

    Немцы неоднократно предпринимали яростные атаки, чтобы выбить десантников с плацдарма. Наши силы прибывали и прибывали, плацдарм расширялся. Пехота с танками пошла на север в обход Киева. За мужество и героизм, проявленные при закреплении плацдарма, Петр Мартьянов был награжден первым орденом Красной Звезды: «Товарищ Мартьянов при атаке за хутор Гчилец показал себя смелым и решительным командиром. Он смело и уверенно вел свой танк на врага. Умело и в совершенстве используя мощь своей грозной машины, маневрируя на поле боя огнем и гусеницами, беспощадно уничтожал гитлеровцев. Его танк уничтожил 8 орудий, 1 миномет, 4 пулемета с расчетами и до 40 гитлеровцев».

    Несколько дней спустя, 15 ноября, в районе Фастова он был тяжело ранен. За операцию по освобождению города Фастова был награжден ещё одним орденом Красной Звезды: «Товарищ Мартьянов, будучи командиром танка, в боях за с. Святоши, cm. Боярки и г. Фастова действовал смело, отважно и решительно. Совместно с экипажем он уничтожил 1 танк, одну самоходную пушку, до 180 человек транспортной пехоты, 18 повозок и 20 автомашин».

    После ранения дедушка полгода лечился в госпитале города Ленинакан Армянской ССР. На фронт он уже не попал. В апреле 1944 года был демобилизован и отправлен домой.

    После демобилизации дед женился. У них с бабушкой - Александрой Ивановной Мартьяновой - родились три дочери. Работал военруком в школе, вторым секретарем РК ВЛКСМ Разинского района, возглавлял отдел культ-просветработы при райисполкоме, был заместителем директора по политической части в С.Майданской машинно-тракторной станции.

     Всего за годы войны дед был награжден двумя орденами Красной Звезды и множеством медалей. К сожалению, во время пожара в доме многие награды были утеряны. Один из орденов Красной Звезды мы бережно храним дома как семейную реликвию.

     Мы, потомки, гордимся боевой и трудовой славой нашего деда!

Надежда Петрунина

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Кожаев Максим Фёдорович

Рядовой

 

      Мой дед, Кожаев Максим Федорович, родился 22 февраля 1923 года в селе Жегалово Темниковского уезда в семье крестьян-середняков, имеющих достаточно большой дом и крепкое хозяйство. В семье было 5 детей, дед был третьим по возрасту ребенком и единственным  мальчиком среди четырех сестер.

     Отец деда, мой прадед, был участником Первой мировой (империалистической) войны, с которой пришел инвалидом - без одной ноги. Из-за тяжелых ранений прадед умер рано и в 1931 году в возрасте 8 лет дед остался единственным мужчиной в семье. После смерти прадеда весь скот и земля семьи подверглись коллективизации. Семья голодала. Поэтому, отучившись в начальной сельской школе всего 2 класса и научившись писать, читать и считать, Максим Кожаев вынужден был бросить школу и пойти работать в колхоз пастухом стада. Было ему в ту пору всего 8 лет.

      С детства дед любил лошадей. Великая Отечественная война застала его, когда он работал конюхом в колхозе. Повестка из военкомата пришла деду в феврале 1942 года перед его 19-летием.

      Он попал в «учебку» в Казань. Там он готовился для службы в пехоте. Обстановка в Казани была напряженная: новобранцев поселили в плохо отапливаемых казармах, кормили скудно - один раз в день, нормы отпуска продовольствия были низкие, и солдаты откровенно голодали. С радостью они ждали наступления весны,  когда стала расти трава, а в частности лебеда. Они ее ели, уходя иногда в самоволки за пределы воинской части.

      В июне 1942 года деда в составе пополнения перебросили на Волховский фронт во 2-ю Ударную армию под командованием генерала Власова, который впоследствии стал предателем. Несмотря на то, что оружия в этой армии было много, из пополнения сформировали полк, вооруженный только стрелковым оружием из расчета 1 винтовка на троих и отправили на передовую.

      На передней линии фронта немецкий моторизированный батальон, состоящий из танков, бронетранспортеров и мотоциклов, окружил практически безоружный наш полк и расстрелял его с дистанции. Много солдат погибло, но дед выжил. Спасло его то, что он был ранен осколками снаряда в руку и контужен. Когда расстрел полка закончился, дед спас тяжелораненого командира своей роты: затащил его в воронку, сорвал офицерские петлицы с его формы и сжег его военный и партийный билеты. Ведь в 1942 году фашисты взятых в плен командиров и коммунистов сразу расстреливали.

      А дальше был плен, в котором дед провел годы - с июля 1942 года по февраль 1945 года. С июля 1942 года по конец 1944 года его держали в так называемых трудовых немецких лагерях, в которых режим, в отличии от концлагерей, был более «лояльный» - за мелкие провинности не расстреливали, а только жестоко избивали и травили собаками. Такие лагеря были при шахтах Донецкой области Украины. Охраняли их там плохо, как правило, при бомбежках советской авиации охрана пряталась, и пленные были предоставлены сами себе. За этот период дед 4 раза сбегал из фашистских лагерей, сбегал не один, а в составе группы пленных. Но их каждый раз ловили, жестоко избивали и возвращали на шахты. Ловили не фашисты, а всегда сдавало местное население украинских деревень, где изможденные люди просили крова и ночлега. Как правило, местные жители их мыли, кормили, поили самогоном и спящих сдавали полицаям. По этой причине дед всегда относился неприязненно к тем людям.

      Сбежав в очередной раз в 1944 году из трудового лагеря, дед как злостный нарушитель режима, был отправлен в Германию на «перевоспитание» в один из филиалов концентрационного лагеря Маутхаузен, считавшегося одним из страшных лагерей. Условия содержания там были отвратительными и издевательскими. Постоянно работал крематорий, откуда прах замученных узников руководство лагеря реализовывало местным фермерам. Иногда эти фермеры для работы на полях брали у начальства за плату более-менее крепких узников. Однажды взяли и деда. Он работал две недели у фермера на откорме свиней. В качестве еды ему полагалось есть брюкву наравне со свиньями.

      Со слов деда наиболее правдиво их концлагерную жизнь передавал известный фильм «Судьба человека», снятый по рассказу М. Шолохова режиссером С. Бондарчуком в 1959 году.

      Воспользовавшись благоприятным моментом, дед с таким же узником сбежал от фермера, зайдя в первый попавшийся дом какого-то немецкого городка. Они переоделись в гражданскую одежду вместо арестантских полосатых роб. Но выйдя на улицу, были задержаны 15-летними подростками,  которые вступили в Гитлерюгенд, и были ими сданы в полицию. Оказать сопротивления даже подростам они не могли по причине сильного истощения. Те просто взяли их как маленьких детей за руки и отвели в полицию.

      Чувствуя приближение армии союзников, фашисты в феврале 1945 года спешно решили избавиться от  филиала концлагеря. Для этого они загнали последних оставшихся узников в количестве примерно 500 человек в барак, закрыли его и приказали двум рядовым эсэсовцам поджечь его вместе с узниками, а сами бежали. Эсэсовцы, чувствуя окончание войны, освободили всех узников, попросив спасти их от неминуемой расправы союзных войск. Когда подошли союзные войска (а это была американская армия) пленные, опасаясь скоротечной расправы над эсэсовцами, сели на землю, окружив своими телами фашистов. Так они отблагодарили двух эсэсовцев, которые спасли их от смерти.

      После освобождения из лагеря американцы предлагали всем советским солдатам принять гражданство Америки и остаться в США, обещая золотые горы, но все отказались. Как сказал дед - многие чувствовали вину за то, что были в плену и не могли громить фашистов. Все рвались в бой с целью отомстить за свои страдания и за поруганное Отечество.

      Когда освобожденных узников концлагеря передали советскому командованию, то всех их направили на спецпроверку в Управление СМЕРШ 1-го Украинского фронта. Дед не рассказывал, что конкретно там с ним делали, но говорил, что мучили сильно. Некоторых после отправляли в сталинские лагеря, так как выяснялось, что они попали в плен добровольно без сопротивления. Деда спасло то, что в живых остался его ротный командир, которого он спас от расстрела в той воронке. Его освободили немедленно и даже хотели представить к награде, но не сделали этого, потому, что он прошел через плен.

      Рядовой Максим Кожаев с марта месяца в составе  1-го Украинского фронта воевал в Германии, громя фашистов, в апреле 1945 года принимал участие в исторической встрече на Эльбе с американскими войсками.

      После окончания Великой Отечественной войны дед не был демобилизован, а продолжил служить в Германии до 1947 года в стрелковых частях, которые охраняли границы разграничения сфер влияния союзников. В частности он служил на так называемой «советско-американской» границе. Служба была опасная, постоянно велись боевые действия с немецкими частями, которые не желали сдаваться Красной армии, опасаясь расправы и жестоких условий содержания, а прорывались к американцам, чтобы сдаться им.

      Так, в октябре 1945 года, дед заступил в наряд на охрану границы с молодым необстрелянным бойцом. Из вооружения у них был пулемет, автоматы ППШ, много боеприпасов и гранат. Их пост находился на холме, с которого просматривался лес и мелкая речушка. Рано утром они увидели, как речушку переходит группа эсэсовцев в составе примерно 60 человек во главе с фашистским полковником. На всех была одета форма и награды. Дед открыл ураганный огонь из пулемета. Целых 7 часов два советских бойца сдерживали атаку 60-ти фашистов. После многочасового боя, увидев подходящее подкрепление, фашисты бежали в лес. А когда наши стали считать убитых, выяснилось, что 2 советских бойца уничтожили 31 фашиста, включая полковника. За этот подвиг дед и его сослуживец были представлены к орденам «Красной звезды», однако награда в отношении деда была отклонена, так как он был в плену и награждению орденом не подлежал. Его наградили медалью «За боевые заслуги».

      Демобилизовали деда в звании рядового. За всю войну он имел две боевые медали  - «За боевые заслуги» и «За победу над Германией». В 1985 году его наградили орденом «Отечественной войны» II степени, в 1965, 1975 и 1985 - юбилейными медалями.

      После войны дед женился, у него родилось 4 детей, 5 внуков и 8 правнуков. Работал в колхозе начальником пожарной дружины, конюхом, а после выхода на пенсию сторожем. Умер в 1993 году после тяжелой болезни, едва пережив свое 70-летие.

      Из Германии дед прибыл с перебитой правой рукой (которую он уже не вылечил никогда), с татуировкой названия своего концлагеря, привез губную гармошку и вещь, которой он всегда дорожил сильнее всех наград и никому не разрешал даже трогать – железную ложку из хорошей стали…

      Если ее перевернуть, то на тыльной стороне ручки выправлено название немецкого концлагеря -«Маутхаузен».

Валерий Терешкин

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

Хрычкин Александр Иванович

Старшина

  

     9 мая 2015 года исполняется 70 лет со дня Великой Победы.

     Мой дед, Хрычкин Александр Иванович, родился 14 января 1925 года, не дожил до своего праздника 25 дней…

     Ему было 90 лет.

     В 1941 году ему исполнилось всего 16 лет, поэтому в армию его призвали не сразу, только в 1943 году. И хотя война была в самом разгаре, кровопролитные бои на тот момент обошли его стороной. С 1943 по 1945 годы дед учился и служил в Пензенской области в 37-й запасной стрелковой бригаде на станции Селикса, где впоследствии построили секретный военный завод. Это был крупный центр дислокации частей Красной армии, где еще с царских времен остались летние военные лагеря. Там воинские части готовили и отправляли на фронт солдат.

     В 1945 году дед был отправлен на территорию Германии, где прослужил долгих 5 лет. Участвовал в освобождении концентрационных лагерей на территории Польши. Был участником военного парада в Берлине, где лично видел маршала Жукова. Дед служил в Германии в звании старшины, был командиром пулеметного расчета.

     После семи лет долгой военной службы он вернулся на Родину, в родное село Красная Звезда Земетчинского района Пензенской области и был избран председателем  партийной организации колхоза.

     Дед мало рассказывал о тяготах войны, поэтому подробностей его военной службы неизвестны. После Великой Отечественной войны он прожил долгую и нелегкую жизнь, всегда оставаясь для нас примером для подражания. В свои 90 лет дед по памяти цитировал поэму «Евгений Онегин»Пушкина и своего любимого поэта Есенина, с портретом которого не расставался до конца своих дней.

     Всего 25 дней не дожил дед до праздника, который мы будем отмечать всей страной - праздника Великой Победы. Но для меня и моей семьи он – победитель! Я горжусь тем, что мой дедушка причастен к тем событиям. Горжусь и помню…

 

Иван Хрычкин

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»

 

 

Афанасьев Алексей Петрович

 

Мой дед - герой! И это правда.

Ведь не всегда в 17 лет, идут солдаты в бой.

А дед пошел, не испугался,

и честно он с врагами дрался в свои 17 лет

И этот мне пример во славу!

И деда я ценю, люблю.

А потому герою - слава!

 

 

 

На фото А.П. Афанасьев в нижнем ряду справа 

    

Великая Отечественная война... Она унесла миллионы жизней, обернулась трагедией почти для каждой семьи. Подвига одного человека недостаточно для победы в войне. Победа достигается лишь сплочением всего народа. На борьбу поднялась вся страна. И каждый, кто участвовал в войне, совершил подвиг.

Мой дедушка, Афанасьев Алексей Петрович, - участник той войны. Он родился 8 июля 1926 года в Инсаре.

Семьдесят один год прошел... Многое за такое время можно забыть, но только не войну! Мой дедушка перехоронил многих своих товарищей, сначала в альбоме он обводил их фото траурными рамочками, а потом перестал. Они для него вечно живые.

На великий праздник День Победы он надевает праздничный костюм и звонит другу во Владивосток. И они вспоминают своих товарищей, павших на Японской земле.

Вот и на этот раз, свой рассказ дедушка начал со слезами на глазах. Он будто вновь пережил все те страшные события, вновь прошел дорогами войны: «Я был молод. Сердце было переполнено мечтами и надеждами, хотелось учиться и работать». До войны они с моей бабушкой Антониной строили планы на долгую и счастливую жизнь. А тут – война!

Дедушке было больно вспоминать тот ужас, который пришлось в дальнейшем перенести. Но все же он продолжал рассказывать: «9 ноября 1943 года в возрасте 17 лет меня забрали на войну, на Дальний Восток, защищать восточные рубежи Родины. В феврале 1944 года принял воинскую присягу. Воинская часть располагалась в поселке Одноречье Приморского края. Здесь же проходили наши учения: копали огневые позиции под орудия и учились из них стрелять. Копали для того, чтобы защититься от японцев, которые уже были готовы напасть. Жили в землянках по 40 человек, охраняли границу. У землянок дежурило по двое часовых, так как японцы нарушали границу и захватывали ночью наших солдат. А у нас был приказ: «В японцев не стрелять».

В августе 1945 года нам сообщили, что нас переводят в другое место. Куда, никто не догадывался. Но когда нам начали выдавать снаряды, сразу все стало ясно. Было приказано перейти границу для освобождения Северной Кореи и Манчжурии тихо, без единого выстрела. Прошли много километров. И тут натолкнулись на японскую заставу. Завязался бой. Нам нужно было переправиться через реку. А японцы спустили плотину и взорвали мост. Пришлось форсировать реку вплавь. Река оказалась довольно широкая. Задача стала вдвойне труднее – необходимо было переправиться не только самим, но и переправить лошадей с орудием. А течение было слишком сильное. Несмотря на то, что японцы по нам стреляли, мы продолжали переправляться. Многие товарищи погибли.

После переправы мы двинулись дальше и продолжили успешные наступления. В сутки мы проходили по 70-80 километров.

После капитуляции Японии в сентябре 1945 года весь наш полк оставался на территории Кореи в течение трех с половиной лет. Потом мы вернулись в Одноречье, а прощаться с нами приезжал сам Ким Ир Сен.

Только в марте 1950 года пришел приказ о демобилизации с Дальнего Востока. Домой вернулся в апреле 1950 года к своей Антонине».

Я была потрясена дедушкиным рассказом. Дед скупо говорил о своих боевых и трудовых подвигах. Но ведь не зря у него столько наград: он награжден орденом «Отечественной войны» и медалью «За победу над Японией», орденом «Знак Почета».

У дедушки три дочери, пять внуков и пять правнуков.

Моему дедушке сейчас 89 лет. Он часто болеет - сказываются фронтовые раны. Мы часто навещаем его. Я его очень люблю. Это удивительно простой, сердечный человек. С ним очень интересно беседовать - ему есть о чем рассказать. Все в жизни у него было: и радость, и горе. Не забыл он тех горестных лет военного периода, не забыл своих однополчан, которые живы и которых уже нет…

Я горжусь своим дедом – сильным, смелым, мужественным! Только сильные духом могли осилить врага, выдержать все испытания, завоевать нам чистое небо!

 

Жанна Кормякова

ООО «Газпром межрегионгаз Саранск»